Настолько осень

Настолько осень,
Что хочется плюнуть в небо
И молвить: В который раз!
Или — Ах, мне бы, мне бы.
Но привыкает глаз,
И бормоча в ладони
Октябрь, октябрю, октября
Я возвращаюсь чтобы
Там не застать тебя.

То боги, как чёлны

То боги, как чёлны,
То чёрны, как липы.
Обожравшись холодной постелью,
Сапогами, болотами, снами,
Шито-крыто, и вера, как калий,
В воротник аккуратно зашита.
Шито-крыто. И камешек в воду.
А за пазухой дверь на запоре,
А за пазухой дождь, как из сита,
А за пазухой мёртвое море.
Ти-та-ти-та — и люди, как люди.
Та-ти-та-та — и боги так чёрны.

Нету лета

Нету: лета, дара чтобы,
Данных о предназначеньи,
Веры в, наличья воли
К поступательным движеньям.
Нету дома с медной ручкой,
Колокольчика на дверце.
Сидя в койке, я бесстрашен.
Стоя в церкви, я бессмертен.

Когда-то в этой жизни

Когда-то, в этой жизни, но в пространствах,
Подверженных другому измеренью,
Я видел дни похожие на бисер,
И находил на тротуарах деньги.
Теперь июнь сменяется зимою
И верю я, что день продлится долго,
Лишь перед сном, скорее, -
Перед смертью, похожей на:
Отсутствие болезней,
Меня, гуляющего где-то,
Полёты без движений,
День без полдня.

Мне нечего вспомнить

Мне нечего вспомнить, кроме:
Обрывков детства, цвета некоторых восходов,
Имени какого-то человека,
Одновременно являющегося пароходом,
Нескольких фраз типа: работа не волк,
Или жили-были старик со старухой,
Знаний о том, как воняет портянкой полк,
Фотографии Маклая Миклухи.

Жизнь в империи

Жизнь в империи
Была не так уж плоха,
Облака походили на прерии,
Прерии — на облака.
Падали хлопьями оттепели,
Заносило по крышу летом,
Жизнь в империи
Была не так уж плоха.
Особенно осенью,
Когда созревали ветром
Разбросанные: пока, приезжай,
Ну где ты?

Облако

Несколько дней назад,
Облако видел. Птицей
Величиною с небо,
Оно разбросало крылья.
Я б дал этой птице хлеба,
Но не было хлеба.
Я б кинул арбузных корок,
Но их сожрали собаки,
В тот день особенно злые.
Я шёл, не смотря под ноги,
И думал, что теперь будет,
Когда ещё её встречу?
Рыбу глубин небесных,
Птицу с дождливым взглядом,
Ветреную подругу,
С глазами на мокром месте.
Когда ещё её встречу?

Обними меня в переулке

Обними меня в переулке,
Заруби мне белого петуха.
Я буду нем, как угорь,
Скользкий и отвратительно юркий,
Как из реки в дорогой перчатке,
Женская неживая рука.
Когда в домах ещё знали Ка,
Зарывшись в прибрежный ил,
Я уже долго лежал на дне,
Я забыл почти все слова,
Означающие что-то вне
Того, что во мне плещет Нил.

Сегодня произошло приближение

Сегодня произошло приближение
Ровно на одно сегодня:
К концу всяких раздумий,
Поедания пищи, выгула нелюбимой
Теперь собаки, ожидания любви
И немного денег.
Ровно на одно сегодня ближе
К уничтожению полковником
Из паспортного отдела, моей бумаги,
В урне для сжигания важных бумаг.
Он будет сплёвывать и смотреть
На синий огонь, зябко потирая руки:
Ровно на сегодня дальше
От мальчика, грызущего яблоко.
От мальчика, болтающего ногами.
От мальчика, не знающего, что там, за холмом.

Грустных женщин

Грустных женщин, играющих на лютне,
Жёлтые молчаливые листья,
Безветрие и хлам
В карманах давно не одёванной куртки,
Белых птиц с длинной шеей,
Взлетающих в небо,
И лес, где-то так далеко
На горизонте вижу,
Всматриваясь в пыльную полировку стола.
А кто-то там берёт монтировку,
И кивает угрюмо: пора!
И через час невозможно выйти из дома.